Святейший Патриарх Кирилл: священник, монах, проповедник

1 февраля 2014 года исполняется 5 лет со дня интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. От всей души поздравляем Предстоятеля Русской Церкви с 5-летием интронизации, желаем долгих лет жизни и всесильной помощи Божией в несении тяжелейшего креста управления крупнейшей в мире Поместной Православной Церквью.

Беседа с руководителем Патриаршей пресс-службы диаконом Александром Волковым
Мы попросили руководителя Патриаршей пресс-службы рассказать о Святейшем Патриархе Кирилле как о пастыре, монахе и проповеднике, в чьей жизни явственно ощущается действие Божественного Промысла. 

Ритм жизни Святейшего

— Уважаемый отец Александр, мы видим, в каком тяжелейшем ритме жизни живёт Святейший: практически каждый день он служит, рукополагает клириков, встречается со множеством людей и при этом умудряется говорить замечательные проповеди. Наверняка ещё и прочитывает целые тонны официальных документов. Расскажите, как строится его день.

— Да, действительно, график Патриарха таков, что, находясь рядом с ним, зачастую не понимаешь, как человек может всё это вместить и выдержать.

Но, с другой стороны, находясь рядом, видишь, что Святейший, в первую очередь, черпает свои силы из личной, очень глубокой духовной жизни и именно по отношению к ней соизмеряет всё остальное. Устраивает свою жизнь на духовном основании. Вспоминается известная Евангельская истина: «Невозможное человекам возможно Богу» (Лк.18:27). И на первом месте здесь стоит молитва.

Молитвой, как и у всякого православного человека, начинается его день. Патриарх совершает ежедневные правила и богослужения, скрытые от людских глаз, в храме своей резиденции в Переделкино. Здесь, в Даниловом монастыре, Святейший перед началом рабочего дня и по его окончании заходит в храм, прикладывается к иконам и святыням.


 

Но даже эта сторона — внешняя. Внутри же — полное осознание того, что Патриарх в руках Божьих. Как несколько раз говорил Святейший, Бог не даёт креста выше человеческих сил, и если жизнь Предстоятеля Русской Церкви складывается подобным образом, то в этом есть несомненный Промысл Божий как о нём, так и, разумеется, обо всей нашей Поместной Церкви. Наверное, сейчас, в нынешних условиях, просто невозможен спокойный, размеренный образ жизни Предстоятеля, седовласого старца, соизмеряющего работу с временем должного отдохновения.

— Тем не менее, нашим читателям было бы интересно и полезно познакомиться с тем, во сколько Святейший встаёт, сколько спит. Люди, которые занимают достаточно высокое положение, прекрасно понимают, что без устоявшегося распорядка дня сложно чего-то добиться, даже если просить у Бога помощи.

— Я, как вы понимаете, могу говорить только о тех вещах, которые вижу сам.

Патриарх встаёт рано утром и после молитвенного правила и завтрака выезжает в Даниловскую резиденцию. Если нужно служить, а происходит это достаточно часто, встаёт ещё раньше.

В первой половине дня Святейший работает с документами и встречается с сотрудниками Патриархии. Во второй половине начинаются официальные встречи и переговоры. К Патриарху часто приезжают разного рода гости: и священнослужители, и представители Поместных Православных Церквей, и представители иных христианских конфессий, других религиозных общин, разнообразные общественные и политические деятели. Очень многие хотят с ним встретиться, ждут этих встреч. Поэтому зачастую день Святейшего расписан поминутно, и свободного времени, насколько я вижу, у Патриарха практически не остаётся.

Подобного рода встречи обычно продолжаются до шести вечера, после чего Патриарх вновь работает с документами, ужинает и в семь, восемь, а иногда и девять часов вечера уезжает домой. Здесь продолжается работа с документами и ближе к полуночи рабочий день оканчивается.

Что касается отдыха… С одной стороны, Патриарх не каждый день приезжает в Даниловскую резиденцию: у него бывают дни, когда он работает дома, в Переделкино. С другой стороны, и отдыхом это не назовёшь, ведь тогда он берёт с собой чемоданы документов. Святейший ежедневно должен прочитывать около 300 страниц различного рода текстов. И это не считая встреч, богослужений, проповедей и подготовки к ним.

Требуется огромное интеллектуальное и эмоциональное напряжение, чтобы выдерживать такой график.

— А как можно прочитать 300 страниц текста в день и к концу этих 300 страниц понимать, что там написано? Это же не роман, не художественная литература.

— Да, это не роман. Это разноплановые тексты, документы самого разного уровня, направления и масштаба, и на каждый из них нужно реагировать по-разному, очень быстро переключаться от одного к другому.

По моему мнению, это нормальное явление, естественное следствие той гигантской работы, которая происходит сейчас в Церкви под руководством Святейшего Патриарха.

Если говорить о том, где Патриарх научился всему этому, то здесь сказывается и многолетний опыт работы в Отделе внешних церковных связей (Святейший принимал участие практически во всех ключевых событиях церковной жизни на протяжении последних 40 лет), но и, конечно же, огромный духовный и жизненный опыт. 

Богослужения и молитвенное правило

— В христианах сейчас развивается теплохладность: многие миряне не ходят на всенощные, даже воскресные литургии пропускают. В этом смысле Святейший, конечно же, показывает всем нам пример. Как часто он служит?

— Патриарх служит каждое воскресенье плюс одно-два богослужения на буднях — в среднем, два-три богослужения в неделю. Наверное, приходской священник служит чаще, но для Патриарха со всей его занятостью и делами — это очень много. За истекший год он совершил 237 богослужений, это почти восемь месяцев ежедневных служб. На мой взгляд, это весьма серьезный объем с учетом всех прочих попечений, а что еще очень важно – с учетом того, что многие из этих богослужений совершаются не в Москве, а в сложных поездках. Обычный график поездки – перелет, прибытие, вечернее богослужение и слово к людям, которые ждут Патриарха. Затем ужин с епископатом и представителями местных властей – это тоже всегда проповедь, потому что Патриарх использует такого рода неформальные встречи опять же для откровенного разговора о Церкви, о пастырском служении. Здесь никогда не происходит каких-то пустых бесед о погоде или местных обычаях. На утро Литургия, проповедь, благословение верующих, короткий перерыв, посещение храмов и какие-то другие составляющие программы визита, снова самолет, перелет. Это не самое легкое дело, но в центре него всегда – богослужение и проповедь.

И когда задаешься вопросом – откуда на все это находятся силы, то надо понимать, что любое богослужение, которое совершает Патриарх (в первую очередь, конечно же, Литургия) — это огромное духовное событие для него лично. Я всегда молюсь в алтаре, когда Святейший совершает Евхаристию, и ни разу не видел, чтобы он с усталостью, безучастно или, как говорят, «регулярным образом» Ее совершал. Он всегда черпает силы из самого богослужения, ему на службе легко.

Патриарх всегда вслух читает молитвы Евхаристического канона, тайные и священнические молитвы. Это давняя питерская традиция. Она помогает находящимся на богослужении людям понимать и осознавать, с одной стороны, само богослужение, с другой стороны, — то напряжение, с которым Патриарх погружён в молитву. Ты и сам в этот момент вынужден — а другой возможности просто не остаётся — сугубо молиться. И это, конечно, дорогого стоит!

Всякий раз, даже если литургия совершается им каждый день на протяжении какого-то периода времени, Патриарх служит её как будто впервые. С очень сильным чувством. И это, конечно, даёт большой импульс для тех, кто молится вместе с ним.

— Но ведь и Великим постом, в те дни, когда по Уставу литургии не положено, Святейший часто служит?

— Да, на первой и в Страстную седмицы Великого поста Патриарх совершает ежедневные богослужения утром и вечером.


 

Эти богослужения настолько продолжительны, что молодые люди — иподиаконы Святейшего и сотрудники Патриархии, которые находятся рядом с ним, — к середине службы буквально падают от усталости. Несколько раз такое происходило на самом деле.

Для Патриарха же эти главные седмицы церковного года дают мощнейший духовный заряд на весь год.

Поначалу, в первый год его Патриаршества, мы думали, что завтра служба будет отменена, потом, что послезавтра...

— Потом думали, что на следующий год...

— Да, первый год мы именно так и считали: «Хорошее было время, каждый день службы, ну, а в следующем году — всё». Но нет: и в следующем году, и через год Святейший служил и будет служить каждый день на этих седмицах.

Причем, он сам прочитывает все последования. И даже если не служит лично на утренних богослужениях Великого поста, то обязательно на них присутствует, молится, не разрешает ничего опускать из уставного богослужебного круга.

— Т.е. при Святейшем читаются три кафизмы на утрене?

— Да. Когда в это время он служит в монастырях, всё полностью вычитывается. Когда ты оказываешься в этой богослужебной стихии на протяжении всей седмицы от воскресенья и до воскресенья, то и на себя и на окружающий мир начинаешь смотреть совсем другими глазами.

Православные люди часто спрашивают: «Как нам узнать про Патриарха?» В ответ я всех призываю сходить на его богослужения — в Москве или регионах, когда он туда приезжает. Всё остальное вторично по сравнению с тем, с каким духовным напряжением он совершает богослужение, и какой после этого богослужения получаешь заряд.

— Иными словами, стержень духовной жизни Патриарха — это богослужение?

— Да, как и для всякого священнослужителя. Конечно, все клирики разные: для кого-то важна социальная деятельность, кто-то любит больше заниматься богословием или другими церковными науками. Не то, чтобы больше, просто для кого-то определенные вещи более естественны, и в этом нет, наверное, ничего неправильного.

Но для Патриарха главным в жизни остается богослужение и, в особенности, Евхаристия. Он всегда с огромной радостью совершает Литургию.

Как держать удар

— Да, деятельность Патриарха мало кого оставляет равнодушными. Причем, люди, Церкви явно не симпатизирующие, главным объектом своей критики избрали Святейшего. И в этой непростой ситуации Патриарх остается бодрым, полным сил и энергии. Как ему удается держать удар?

— Святейшему действительно приходится нелегко. Однако, первое, что, как мне кажется, позволяет держать удар — это отсутствие целеполагания в отношении этих ударов.

Патриарх не занимается ежедневным разбором всех тех нападок, которые обрушиваются на Церковь и на него лично. «Рефлексировать» по этому поводу — совсем не его забота, не его стиль жизни. Конечно, бывают неприятные вещи, что-то может задеть, но всё это вторично по отношению к основному в его жизни — к кресту Предстоятеля Русской Православной Церкви.

Святейший не раз повторял, что ведомая им Русская Церковь как говорила людям о Евангельской правде, так и будет о ней говорить — без всяких упущений и скидок. Как называла грех грехом, так и будет его называть. И никаких обходных путей, никакого послабления здесь не было, нет и не будет.

Позиция Патриарха такова: Церковь делает свое великое дело — служит спасению людей, а он, как Предстоятель Поместной Русской Церкви, делает все для того, чтобы вверенный ему Богом народ обретал спасение и до каждого человека доходили бы слова Евангельской проповеди. А все остальное, что приходит извне, — всё это не должно ни на секунду поколебать нашу уверенность в том, что Церковь делает свое спасительное дело.

— «Делай, что должно, и будь, что будет»?

— Пожалуй, да. При этом, конечно же, надо понимать, что Русская Православная Церковь — особенно на территории России — существует сейчас в исключительно благоприятных условиях. Каких (если всё совместить и проанализировать), пожалуй, не было с момента Ее зарождения на берегах Днепра.

Уместно уподобить нашу церковную жизнь Евангельской притче о талантах, когда Господь дает талант человеку, а потом с него спрашивает. Вот и сейчас Господь дает нашей Церкви огромные возможности для проповеди Евангелия. И понятно, что при таких условиях благоприятствования мы все, как члены Церкви, обязаны умножить те таланты, которые нам Бог дал.

Будет неправильно говорить, что, мол, «на нас приходились такие-то удары, такие-то наносились оскорбления — личные или в отношении всей Церкви, — и потому мы что-то не смогли сделать». Нет, конечно. Церковь старается реализовывать все те возможности и таланты, которые Господь Ей сейчас, в нашей современной России, дарует. И, конечно же, все те деяния, которые сейчас совершаются в Церкви лично Патриархом или же под его водительством — всё это усилия по умножению тех возможностей, которые Господь нам дает.

— При этом у Святейшего за плечами ещё и богатейший опыт жизни при советском строе, не говоря уже об отце и деде священниках.

— Несомненно, вести церковный корабль Патриарху помогает его огромный личный духовный опыт, который, в свою очередь, укоренен в замечательной церковной традиции Санкт-Петербурга (или, если хотите, Ленинграда советского времени). С самого юного возраста Святейший попал в питательную среду ленинградских пастырей, с которыми он на протяжении многих лет своей жизни общался, черпая от них всё то полезное и необходимое, что впоследствии пригодилось в его высоком служении.

Богатейший опыт выживания Церкви в советский период дал Патриарху понимание того, что Церковь Христова — и он часто говорит об этом, отвечая на обвинения в сращивании Церкви и государства, — жила и выживала при любых условиях и при любом отношении к Ней власти и власть предержащих. Сейчас это отношение вполне положительное и благоприятное, в поздние советские годы — тяжелое и уничижительное, в послереволюционное время — и вовсе граничащее с желанием Церковь полностью уничтожить.

И вот, несмотря на это, Церковь жива. Сменяются власть предержащие, но Церкви не страшна эта смена, это, как говорили раньше, «изменение политического климата» в стране.

Церковь жила, живёт и будет жить не благодаря помощи властей и не вопреки тем препонам, которые Ей чинят, а потому, что в Ней жив Христос.

Монашество, исповедь и духовное руководство

— Оставим политику и поговорим о том, что Святейший, помимо того, что является главой Поместной Церкви, ещё и монах. Удаётся ли ему в полной мере находить время на монашеское правило?

— Монашеского правила Патриарх не оставляет. Он и сам к этому очень ревностно относится, и других монашествующих (особенно тех, которые живут в монастырях) призывает к очень строгому соблюдению молитвенного правила. О большем я сказать вряд ли смогу, поскольку речь идёт о личной духовной жизни Святейшего.

— Приходится часто слышать о том, что раз старцев практически не осталось, то и жить можно «от ветра головой своей». При этом мы знаем, что сам Святейший избрал своим духовником Оптинского старца Илия — практически своего ровесника, с которым они вместе учились в ленинградской Академии. Какое значение Патриарх придаёт духовному руководству?

— Очевидно, что раз старцев немного, то и регулярно духовно окормляться у них могут не все православные христиане. Важнее другое. Святейший неоднократно повторял и монашествующим, и клирикам, и мирянам, что чрезвычайно важно сохранять ту духовную традицию, которая есть в Церкви: традицию исповеди, причастия и духовного общения человека со священником. В первую очередь, традицию регулярной исповеди.

В таинстве покаяния, таинстве изменения ума (как переводится это слово с греческого) заключается очень глубокая духовная составляющая. Патриарх не раз говорил, что исповедь — это важнейший инструмент для правильного устроения человеческой жизни. И прибегать к исповеди нужно настолько часто, насколько того требует душа, а совсем не один или четыре раза в год постами.

Конечно, очень важно, что духовник Патриарха схиархимандрит Илий живёт вместе с ним в переделкинской резиденции. Там отец Илий принимает людей, там же сослужит Патриарху всякий раз, когда тот совершает богослужения в домовом храме. Немаловажно, кстати, и то, что отец Илий — носитель афонской духовной традиции: он более десяти лет был духовником Свято-Пантелеимонова монастыря. Вы верно подметили, что духовник Патриарха фактически учился вместе с ним в ленинградских духовных школах. И степень духовного доверия отцу Илию такова, что Патриарх склоняет свою главу перед сокурсником. Это показывает пример того, как надо относиться к духовнику. А заодно и даёт людям представление о духовной жизни Святейшего.

Любимая тема для проповедей

— А есть ли у Святейшего любимая тема для проповедей, к которой он постоянно возвращается?

— В своих проповедях Патриарх с самых разных сторон подводит верующего человека к осознанию того, что во главе его жизни должен стоять Христос — а не семья, работа или какие-то другие, пусть и вполне важные её составляющие.

Божественное измерение жизни должно быть основным. И если оно таковым будет, то и вся остальная жизнь человека выстроится правильным образом, как с духовной, так и с человеческой точки зрения.

Всё это глубоко укоренено в Евангелии, ибо и Господь призывает нас: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33).

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить